Как оздоровить нацию

В 2006 году началась реализация нацпроекта «Здоровье». Многие критиковали все нацпроекты за их недостаточную проработанность, а подчас и попросту демагогический характер, называли «нацпустышками».
Думается, нас часто подводит наша любовь к крайним суждениям. С одной стороны, всегда найдутся те, кто любое начинание власти превознесут до небес и назовут историческим. С другой, как отнестись к людям, объявляющим «нацпустышками» проекты, предусматривающие строительство и оснащение медицинской техникой тысяч больниц и поликлиник по всей стране?

Для известного московского журналиста, у которого все блага медицины под боком, эти проекты – «пустышка». Но возьмём рядовую районную больницу, а тем более сельский фельдшерский пункт. Там часто для лечения больных не было ничего, кроме таблеток аспирина и анальгина, даже бинт, вата и шприцы имелись не всегда, а зарплата персонала была ниже прожиточного минимума, врачей по их заплатанным халатам можно было принять за бомжей.

Для них дополнительные, хотя и мизерные, деньги, — вовсе не «пустышка», и получение нового рентгеновского аппарата, не говоря уж о более сложном оборудовании типа томографа, – это великое благо. (Правда, для работы на таком оборудовании специалистов в медицинских учреждениях вне больших городов обычно не бывает.) Если хотя бы тяжело больного из села не нужно будет везти для обследования или на операцию несколько лишних сотен, а то и тысяч вёрст, то это уже достижение.
Главный недостаток нацпроектов заключался в том, что это – не всенародное дело, каким были, например, индустриализация СССР в 30-е годы или Великая Отечественная война, а чиновничья инициатива. Тогда, в 30 — 40-е годы, простые люди не меньше, чем власти, были заинтересованы в успехе общего дела, делились опытом работы над ним, сигнализировали о недостатках, выступали со «встречными планами», чтобы не только достичь намеченных властью рубежей, но и превзойти их.

А в случае нацпроектов народ так же мало понимал их смысл, как и туманную задачу удвоения ВВП. Он остаётся потребителем «дара» власти, лишённым возможности участвовать в затеянном ею деле и контролировать его. А без участия народа нацпроекты во многом превратились в кормушку для жулья, разворовывавшего отпускаемые государством средства (которые выделялись не прямо медицинским учреждениям, а через посредников-паразитов – страховые компании, заинтересованные лишь в минимизации расходов, а не в здоровье людей).

Поднять же народ на общее для всех дело правящая элита была не в состоянии, потому что у неё не было единых с народом забот и интересов. Капиталы свои элита (в большинстве своём) хранила на Западе, там же обучались её дети, туда же отправлялись рожать жёны и т.д. Она, по сути, в развитии России и улучшении жизни её народа не была заинтересована. Уже одно это обрекало нацпроекты в целом на провал.

К тому же нацпроект «Здоровье» не нацелен прямо на улучшение здоровья нации, он даже не включает программ борьбы с главными причинами смерти — сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями. Проект первоначально был направлен в основном на укрепление первичного звена медицинской службы за счёт повышения зарплат участковых врачей и медсестёр, что породило антагонизм в среде медиков и вызвало массовый отток высококвалифицированных специалистов на участки работы, где оплата труда выше, а требования к квалификации гораздо менее строгие. Но ведь больше платить врачу – не значит, что он будет лучше лечить больных. Нередко затевалось строительство новых больниц и исследовательских центров, тогда как целесообразнее было бы улучшить финансирование существующих. Но дельцам, которые руководят не медициной, а денежными потоками в сфере медицины, важно было «освоить» (а в значительной мере — разворовать) выделяемые средства.
И главными врагами национальных проектов оказались либералы во власти. Ведь если более половины народа – это экономически «лишние люди», то зачем же тратить деньги на укрепление их здоровья (и на комфортное жильё для них, и на качественные продукты питания)? Пусть живут между жизнью и смертью – «плохо, но не долго», как говорил один известный политик. Нацпроекты для народа и либеральный курс – «две вещи несовместные». Либералы в России и насаждали колониальный тип медицины, когда настоящая медицинская помощь становилась платной, то есть доступной лишь богатым, а бедным тоже предлагалось платное здравоохранение, но без соответствующего повышения зарплат, пенсий и пособий.
Либерализм в наши дни – это извращённое, местечковое мировоззрение, возврат сознания в позапрошлый век, тяжкая духовная болезнь. Страдающих ею нельзя было на пушечный выстрел подпускать к власти. Так что реальная и эффективная работа по оздоровлению нации могла начаться только после удаления социальных ретроградов людоедского образца от власти.

    Из книги «РОССИЯ В МИРЕ XXI ВЕКА» Антонов Михаил Фёдорович
Запись опубликована в рубрике Россия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
276 просмотров

Комментарии запрещены.